Каждый прожитый день приближает нас к весне
***
Об одиночестве
Мне не нужно, чтобы всегда рука в руке. Мне не нужны надписи на дверных таблицах и жизнь по календарю.
Меня не интересуют чужие суждения или названия, которые мне дают.
Можно находиться на разных полушариях земли, но спать рядом в полушариях своего мозга.
Если кто-то хочет побыть без меня, то в ожидании возвращения я стану делать закладки в книгах, чтобы потом показать или прочитать вслух то, что понравилось. И я буду надеяться, что другому человеку станет ясно, почему я отметила именно эти места.
Для меня одиночество это не одна грязная тарелка в раковине вместо двух.
Одиночество – это когда не для кого делать такие закладки.

***
Белёсое облако
Распродают по пять дней за кусок
Разве взять на гардину?..
(Здесь должен быть злой смешок)

Рассеянный свет,
Как турист без основ языка,
Любовь же важнее, Господь,
На макушке платка?

Исполнены ночи
Монашеской темноты.
Исполнить желанья, что б
На повестке –ты.

***
Зеленоглазые любимые недели:
Рожденье марта из ушибов и тоски.
Земные соки – словно в баре для коктейлей
С соломинкой растаявшей реки.

***
Солнце сватается к земле,
Но в полуночах –
Вдовий холод.
Флюгер корчится на игле,
Навсегда
Нержавеющ,
Молод.
Пусть не дадено
Мне любви
По строке:
С шалашами
Раем.
Но хоть так.
Иногда на крови
Под маяк
Забивают сваи.

***
Господи, подари ему
Колос будущего урожая.
Его ангел седой от волнений-
Я точно знаю.
Господи, забери по своим проводам
Моих два-три сердечных удара,
Но отдай ему голос в скрижалях своих
Вот так, задаром.

***
Ветер – с оттяжкой, наотмашь,
На пораженье.
Барки бросает на отмель,
А здесь – без движенья.

Светлое вече созвездий
Над головами.
Мы укрываемся пледом
И ткаными снами.

Вектор руки на соске да
На самом томимом
Будет древнее, чем
Эти вот греции, римы…

Стадо теней без роптаний
Бредет за обозом.
Может, затопим камин -
Нас пугают морозом?

***
Я подарю по горгулье каждому углу дома.
Вдоль позвоночника стекает кровь, как вода по стволу, чтобы накормить корни.

?***
Полнолуние

Распахнутая пасть
Зажравшейся Луны
Не молчалива –
Сутки тянет ноту.
Хор ангелов, не в масть
Вернувшихся с войны
Все истекает
Стразами и потом.
Натруженная ложь
Бегущих облаков,
Бегущих с поля боя
На гражданку.
И мускульная дрожь
Обстрелянных ветров,
Глотающих тушёнку
Прям из банки.
Над городом тылы.
Гружёный всклень обоз
И небо враскоряку-
Голь да нитки.
Гагачий крик вдовы
Над орденом из звезд.
И кровь со лба на швах
Могильной плитки.

…Я давно овдовела.
Лет триста уж как.
И те звезды горят
В высоте – не в руках.

***
У земли волосатая грудь:
Клочья трав над сосками озер.
Волчий ветер, и нежить, и жуть,
И палаш горизонта остер.

Жуть и нежность, малиновый стон
Сухостоя в безбожных лесах.
Ветви сеют монетки из крон.
Скоро лето. Весна – на сносях.