Каждый прожитый день приближает нас к весне
Ты не воин. Ни в поле, ни в доме.
Не бывает последней черты.
Этот бог ваш – он словно бы в доле,
Словно делает ставки. Черты
Изумительно тонкого неба,
Изумительно слабых седин
Я действительно в поле не воин
Один.


***
Кошмары

Да Бог с тобой.
Нечесаная ночь
Бледнеет перед днем,
Как перед плахой.
И с ней луна,
Давно седая дочь,
Крещеная
Поверьями и страхом.

Непрочный сон.
С пластинками ногтей
Играет минус,
Крася самоцветом.
До теплоты - десятки
Полых дней
И мир иной
Еще зовется «летом».

И не схитрить.
Былая плавность рук
Украдена
Ожогами от стужи.
Чтобы попить,
Неправедный барчук -
Февраль - сбивает лед
С простывшей лужи.

***
Любовь можно есть

На ногтевых пластинках
Пишется ритм сердца.
Каждое прикосновение,
Каждая надежда
И каждый вопрос,
Боязливые,
Как детеныши.
Дерзкие слова
Рождены робкими губами.
Прослойка пота
Меж двумя телами –
Это кусочек козьего сыра
В сэндвиче, изготовленном
Для Господа.
Любовь можно есть.
Есть, чтобы жить.
И самое лучшее –
Это увидеть, засыпая,
Как Бог облизывает
Свои пальцы.

***
Мой маленький свет.
Варикозные реки
На картах несметных
Непознанных стран,
Понурый обет:
«Навсегда», мол, «навеки»
Ложится на тело,
Как саван, как сан.
Я так не хочу
Ни лукавства, ни мести,
Ни бога во фресках,
Ни споров, кто – бог.
Я просто желаю
Себе быть уместной
И твой – не последний-
Седой волосок.

***
Пускай на разных картах,
Но хотя бы
На этом всеедином сукне неба.
В колоде миллиардов
Пик у горла –
Валеты, дамы, трефы,
Двойки …Где бы
Ни постучался –
Так и нет на стук ответа.
Рассохлись двери,
Но замки упрямо ржавы.
Я в дураках. Я есмь
На карте где-то.
Бумага. Ручка.
Скипетр. Держава.

***
Мой Бог, защити
От непрошеной боли,
От мутного слова,
От близкого дна.
От капель, на скулах
Рисующих солью,
От той, что, как трус,
Не приходит одна.
Дай, Господи, жить
Без сравнений – что было,
Ни зла ни тая,
Ни гнушаясь зеркал.
Я что-то еще
Помянуть позабыла
И не на себя
Расточаю запал.