Каждый прожитый день приближает нас к весне
(с) названия - Филип Дик

Продолжаю копаться в подростковых типастихах. Что-то в этом есть болезненное, ужасно. Но почему-то так надо

ОКТЯБРЬ
Ветер дерется
Над Городом в Холоде
С туч непокорной центурией,
Бьется тьма
В припадке страсти порочной,
В улицах плещется,
Пугая дома.
И руки чьи-то срывающиеся
Скользят по ледовым окнам,
И чьи-то глаза
Невесомые
Смотрят в надменный наш свет.
Жалость и жажду,
Жажду и жалость
Носит октябрь
На коричневой рясе,
И новое царство
Вливается,
Теплых царей изгоняя.

***
Я лгу.
И пусть этот небесный старик
Растерзает меня.
Да, я лгу.
И, как капли, сползают слова с языка,
Салютуя зелеными искрами.
Я лгу,
Чтоб никто не коснулся
Светящихся ран,
Победно шипящих
В моей глубине,
Спасаюсь от пытки
Чужим сверлом,
Что ходит, круша,
Где-то у скованных тайн моих,
Я лгу,
Стерегу
Дверь палаты
Ожоговой,
Где бьется, вопя,
То, что уже побывало в аду.
Я лгу,
Охраняю от любопытных пальцев
Огарок его оплавленной,
Ревущей нервами плоти.

СТРАНА КОШМАРОВ

Ну что ж, я войду туда
С острым камнем в руке,
И в глаза мои заскребутся
Зубы колючей пыли.
Как рыбу
Из милой воды
На кровавом крюке
Тащит что-то меня
За зовом пробитое сердце.
И красноглазые твари
В костистых равнинах
Мимо проносятся скользко,
Мои дрожащие руки
Лентами ран обвивают.
Слышу я:
Дышат
Дыры в земле,
Из осклизлых глубин
Кто-то шепчет имя мое.
Визжащие черви
Развихряют следы,
Небо раздулось, пульсируя,
Уставились в землю
С небесного брюха
Грозди свисающих глаз…
Здесь отравлено все,
И, вернувшись в свой мир,
Я в крови потемневшей
Яд принесу.
Я иду убивать
Держащего цепь,
Я иду убивать
Пославшего зов.

***

Прощу ли забывшего
Спасти меня?
Говорят, забывчивых
Покарает Бог?
Прощу ли прошедшего
Мимо дыбы моей,
С рук брезгливо стряхнувшего
Точки зовущей крови?
Не забуду вернутся
В их сытые сны,
В окно поскрестись
В разгар свадьбы богатой.
Не пройду мимо клетки
Со страдающим вороном,
Но с ними,
Страх не познавшими,
Адом легко поделюсь.

ТВОЙ СТРАХ
Е. К.

Мой друг стал седым,
Снова оскалились ветки, как иглы.
Души змей на земле остаются,
В текучий туман обращаясь,
И снова из синих низин
Их выгнал недужный октябрь.
Грязное время!
Дурная собака,
Что гонит нас в сети
Своей неизбежной хозяйки,
Горничная мертвоголовая,
Зеркало льстиво подносит
К глазам нашим,
Скрытым и явным,
Кормит кошмарами,
Памятью поит
Наших непойманных
Птиц…
И мы закрываем глаза;
Под размеренной розгой секунд,
Непродолженные, невесомые,
Седых и мертвых обняв,
Отступаем,
Гонимые лаем.

***
Ю. В.

Земные истоки найдут воплощенье
В детях твоих,
И будет всевышнею силой овеян
Твой женственный дом,
Тонкою силой корней, и огня
И любви
Одержишь победу в борьбе
С неприкаянным злом.

***

А. В.
Пусть только во снах – недоказанный рай,
Запретна забытая власть,
Другой ипостасью горит в зеркалах
Твоя потаенная страсть.

ДЕНЬ ЖАСМИНА

День Жасмина охватит Землю,
Сожмет, как ребенок мяч,
И по освещенным дорогам
Пойдут узнавшие цель;
В сиротских домах обесцвеченных,
Прямо в спальнях у тусклых детей,
Слоны, как конфеты, розовые,
Под шарманку забухают вскачь;
А в домах для умалишенных
Решетки травой прорастут
И для каждого Наполеона
Уготована будет империя;
Все расстоянья свернутся,
Как письма, вдвое и вчетверо,
Встретятся в День Жасминовый
Те, кто забыли встретиться;
Как гнезда, пустые, церкви
Зря ждать будут нового золота,
Услышит бог одиночество
В свете цветочного цвета;
И единственный в мире запах,
Запах ветки жасмина,
Вытеснит запах металла
Белым морем, волна за волной,
И городские собаки
Отыщут кровавое счастье:
Во дворах, на кустах жасминовых
Вырастет свежее мясо;
Слепые прозреют в Жасминовый День,
Чтоб увидеть жасминовый зной,
Смогут покой познать короли,
А девственники – тела,
Возлюбившие боль
Познают плети,
Уроды познают любовь…
Когда в мире наступит Жасминовый День,
Здесь уже не будет меня.
Под другими ночами,
Вместе с миром другим,
Буду я ждать
День Фиалки.